Реконструктор времени

У него именно украли художественный проект. Нарисовано было все: однострой, снаряжение, оружие, символика. Сколько недоспанных ночей, выношенных в творческих муках деталей! Все украли. Взяли в руки, поставили печать, утверждали резолюцией… I положили в сейф. Впоследствии запатентовали. Правда, его имя где-то там доточили к целому перечню авторов.

Военно-историческая реконструкция

Военно-историческая реконструкция

— Пане Олексо, как это так — украли проект? Такое карается законом.

— Как раз в законе здесь дыра. Относительно символики, геральдика он не действует. В этой сфере интеллектуальной собственности больше всего нарушений. Уже не первый раз такое случается. Олекса Руденко развел руками. Даже без чувства отчаяния, жалю. Что упало, то пропало… Заговорил спокойным убедительным тоном об офицерской чести, о девальвации понятия чести вообще. Это могло бы показаться парадным набором сроков, если бы его взгляд не был направлен вверх, на шкаф.

— Кстати, а что то за головные уборы на шкафу?

— Соболья шапка — казацкая, времен Богдана Хмельницкого. А там, круг дверей, модели 1806 года. Наполеоновские. С позолотой — моя, а рядом — пасынок, Дмитрова. Мы их надеваем на «поле боя».

Трудно увить этого высокого осанистого украинца с короткой черной бородой в роли французского воина на Бородинскому поле. Олекса Pуденко — орлоносець наполеоновского подраздела (носит орла — соответствие знамени). Шапка, вероятно, хорошо держится, хотя и тяжелая, высокая. Сколько там всего на ней! Сам на себя делал.

Свой однострiй тщательным образом допасував. Чтобы удобно было в историческом ожесточенном бою. Чудеса! Нет, не чудеса. Это имеет свое название, признание в мире. Iснуе такой интересен движение — военно-историческая реконструкция. Длинное название. Но за ней еще более длинные и более широкие дела. Оказывается, реконструкторы в действительности так уважают и хорошо знают историю, что могут перенести ее в наше время, оживить. Изготовить истинные копии одежды, снаряжения, оружия и даже бытовых пустяков. А еще так же правдиво воспроизвести события на «полях боя».

— Я отвечаю за каждую пуговицу, на мне нашитый. Оружие, сабли, даже деньги в бумажнике у меня, «куренного атамана», — что називается, археологическое соответствие.

Это состоялось недавно в историческом украинском городе Кам’янцi-подiльскому. Там современные зрители собственными глазами увидели, как скрестились доли и сабли казаков, шляхты, татар. Приехали и чехи, которые были на боку поляков. Российские стрелки прибыли из Москвы. А татары — из Крыма. Во всех них хорошая генетическая память, но они легко ступали по следам истории. Битва играла, аж искры сыпались.

— Рядовой украинец не знает правдивую историю. Потому что нет ее надлежащей популяризации. Вот гопак есть на каждой сцене. Шароварщина зашорила глаза на правдивую победу.

Олекса Руденко взялся с этим бороться. I работает над реконструкцией всего, что касается украинских Сечевых стрелков.

Из-под ловких рук Руденко вышли много произведений национального искусства, фалеристики, вексилологiи и геральдика. Его труды — значительный взнос в становление национальной символики и возобновление культурно-исторического наследства Украины. I пафоса в этих фразах нет. Есть колоссальный труд.

— Как все это можно соединить? Разве к силе одному человеку? Пусть вы не сам, а целая «Геральдическая палата» — Олекса Руденко и компаньоны. Но вы директор и художественный руководитель в одном лице. Практически все замыслы и их воплощение — тоже ваше участие. А еще крючкотворства-воровства некоторых заказчиков… Председатель не идет оборотом?

Он будто не слышит. Ведет свое:

— Если бы не военное увлечение, то не было бы моей работы. Не говорю, что легко работать. Но еще тяжелее иногда втолковывать. Должен мотивировать каждый штрих, буквально учить взрослых людей, как в первом классе, доводить, почему так, а не иначе.

Вдруг громко засмеялся:

— Объясню. Один богач сказал мне: «Раз я не знаю, что такое геральдика, то ее нет!». I громыхнул дверями. А другой заказчик, народный депутат, пожелал себе в герб символику Романових, Потоцких и Мономахiв. Так и сказал: вот мне давай делай. Я начал допытываться, кому из них он приходится потомком. А тот депутат, оказывается, из глухого села…

Всяческое придется слышать, видеть и терпеть в непростой профессии. Но мастер стремится, чтобы ни его собственная, ни чье-то достоинство не было унижено.

— Банальный вопрос: когда вы начали рисовать?

Олекса не помнит. Но отец говорил, что в два с половиной года он долго наблюдал за машиной, которая с обеих сторон киевской улицы поливала цветы. А затем это воспроизвел цветными карандашами на бумаге. Папа (известен художник-график), мама (не менее известен литературовед), а особенно бабушка — все были просто счастливы.

— А уже в зрелые 6 лет я изобразил «Поход Суворова через Альпы». Этой своей картиной увлекаюсь и до сих пор. Скрупулезно выведены горы, каждый солдат. Флагами, гербами, увлекался сызмальства. Это координировало потом все мои художественные вкусы.

Военно-историческая реконструкция Олекса Руденко

Военно-историческая реконструкция Олекса Руденко

Детство в Олекси было счастливо. Дружная интеллигентная семья. Родители жилы в любви и согласии. Бабушка души в себе не слышала, так любила талантливого внука. Это же она узнала по радио о художественной школе имени Тараса Шевченко и выдернула Олексу из класса общеобразовательной школы. Потом повела в пятый класс художественной. А родители не проторяли ему художественный путь. Быстрее видели сына историком. Очень уже парень увлекался этой наукой. Особенно военной ее составляющей частью. Но что на роду написано.

— К художественному институту с таким заделом, по-видимому, легко вступили?

— С первой попытки провалился. Похулил неосмотрительно какую-то абитуриентскую работу, а ее автор оказался родственником ректора. Меня и провалили со всем моим заделом.

Начал готовиться к службе в армии. Хотел просто быстрее это отбыть. О дедовщине знал от друзей, и она его не обошла. Хотя служил в Центральном архиве министерства обороны под Москвой, а…

— … Пришлось выращивать в армии свиней.

Никому и по мнению не спадало, что он — художник. Это уже потом дошло до сержанта. I сразу перестали издеваться. Потому что дембелям рисовал вычурные альбомы. Даже сделал двум татуировка: сержанту на плечи — Спартак, другому — средневекового рыцаря. Хоть отхлебнул беды, но за два года службы прошел таки хорошую школу. Там научился выполнять шрифты пером, кистью. Это ему понадобилось потом в худiнститутi. Армия сделала из парня дисциплинированного мастера.

— Жаль, что и в настоящее время в армии вытирают ноги о чье-то достоинство. Понятие чести забути-закинути.

Может, потому его влечет история, те времена, когда все высокое ценилось.

Высокую оценку достала в Киевском художественном институте и Союзе художников Украины его дипломная работа — оформление книжки Михаила Грушевского «Iлюстрована история Украины». Рисунки Руденко к подарочному календарю «Украинская геральдика», напечатанного в США 1992 года, незаурядно заинтересовали американцев.

I потом было много творческих достижений. Один из самых весомых — создание наградной системы Украины. Под руководством Олекси Руденко авторский коллектив разработал символику государственных органов исполнительной власти, гербов и флагов, муниципальной геральдики.

Одно из найвизначнiших творений Руденко — это официальные символы главы государства. Они дважды использовались в процессе инаугурации Президента Украины — в 1999 и 2005 годах.

Сорокалетний художник является членом Национального союза художников Украины. Изготовил большинство украинских наградных знаков. Сам имеет лишь одну награду, знак к которой собственноручно когда-то и изготовил, — «Заслужен художник Украины». Орденов, медалей, создал на многие поколения!

— Олексо, а кто вас вдохновляет?

— У меня есть Муза. Она пришла в трудное время и окрылила, не дала упасть. Это моя любимая жена Елена. Вторая жена. С нами счастливы ее сын и моя дочь. У нас крепкая семья.

— Женщины в вашей жизни — которая их роль?

— Главных аж три: мама, дочь и жена. Я никогда не был зависим от женщины. Даже смолоду умел созерцать, но не впадать в зависимость. Никогда не волочился, это мне не присущее. Вот от чего я зависим, кроме искусства, то это от языков. Они меня преследуют, цепляются одна за другой. Сначала французская (овладел ею в совершенстве), потом немецкая (хорошо ее знаю), польская, итальянская, английская. Дочь Мирослава тоже имеет умение к лингвистике. Она и музыкант. Мы с ней одновременно прокололи себе уши, когда была маленькой. Ей — оба, мне — левое. С тех пор ношу золотой кульчик.

— А зачем?

— Это характерный признак и запорозького казака, и наполеоновского солдата, — серебряная сережка в левой мочке. У меня на серебро аллергия, поэтому ношу золоту.

Автор: Мария ВЛАД
опубликовано в

Похожие статьи

Блок

Блок