Униформоведение военное

УНИФОРМОВЕДЕНИЕ ВОЕННОЕ изучает развитие обмундирования и снаряжение личного состава вооружённых сил. В последнее время научным и прикладным разработкам в этой области придаётся большое значение. Как составная часть источниковедения военное униформоведение расширяет расширяет представления и конкретизирует познания об историческом прошлом, помогает восстановить забытые страницы материальной культуры различных эпох и государств.

Название этой дисциплины ещё окончательно не сложилось. Иногда используется термин «униформология» и др.

Объектом изучения являются предметы обмундирования, снаряжения и знаки различия, принятые в то или иное время для военнослужащих, позволяющие установить их принадлежность к вооружённым силам конкретного государства, родам войск, соединениям, частям и подразделениям, а также различать их по воинским званиям (чинам, должностям). Знания истории военного костюма необходимо для правильной атрибуции музейных экспонатов (реальных вещей и произведений живописи и скульптуры), установление личности того или иного исторического лица, достоверного воспроизведения исторического прошлого средствами изобразительного, театрального и киноискусства, в литературе.

В униформоведении для обозначения различных предметов обмундирования, снаряжения и их элементов сложилась специфическая терминология. Многие слова давно вышли из активного разговорного употребления вместе с теми предметами, которые они обозначали, например «ташка», «чакчиры», «репеёк», «этишкет», «ментик». Другие функционируют и ныне. Такие понятия, как «погон», «шинель», «фуражка»,  «гимнастёрка» широко используется в современном языке, хотя возникли в XVIII-XIX вв.

В своё время интенсивно разрабатывалась специальная украинская терминология (например, соответствующее «мундиру» понятие «однострій», название особых головных уборов – «мазепинка», «гетьманка», предметов обмундирования – «барчики» (погоны), «паролі» (нашивки на вороте мундира), «розетта» (кокарда) и др.), однако ввиду известных обстоятельств лишь в последнее время некоторые из этих терминов вновь стали вводиться в оборот рядом изданий (например, журналом «Пам’ятки України»).

Униформоведение имеет свою источниковую базу – это законодательные акты и иные документы, приказы, распоряжения, регламентирующие комплектность, покрой, расцветку формы и правила её ношения. Значительная часть источников, относящихся к истории русского военного костюма, опубликована в «Полном собрании законов Российской империи», «Собрании законов и постановлений, до части Военного ведомства относящихся» и других сборниках документов. Приказы, регламентирующие военную форму украинских военных формирований, по условиям времени частично публиковались в прессе.

Изменения в одежде военнослужащих в дореволюционной России зависели от вкусов самодержцев, которые лично утверждали разработки особых комиссий. С 1875 г. мелкие нововведения могли приниматься по представлению Главного интендантского управления Военным советом. Введение каждого предмета сопровождалось подробным его описанием и изготовлением образца или рисунков. Они должны были храниться в созданном при Техническом комитете Главного интендантского управления Магазине образцов предметов обмундирования войск. Копии с них вместе с описанием и рисунками рассылались губернаторам (впоследствии – окружным интендантам) и учебным частям. На местах по копиям изготавливались мундиры.

При внесении в форму значительных изменений переобмундирование войск осуществлялись постепенно, с учётом степени износа прежнего обмундирования. Немедленно новая форма вводилась только в лейб-гвардии и частях столичного гарнизона.

В конце XVIII в. устанавливаются жёсткие правила ношения военной одежды. Особое значение придаётся этому при Николае I. Возникает деление формы на парадную, повседневную, служебную, походную, зимнюю и летнюю и др. В некоторых полках существовали ещё особые бальные и дворцовые мундиры. Нарушение правил ношения формы могло повлечь за собой перевод из гвардии в армию и даже арест.

Униформирование базируется и на обширной группе источников материального происхождения. Прежде всего это подлинные предметы военной одежды и снаряжения. К основным предметам обмундирования относятся: верхняя одежда (шинель, пальто, кафтан, камзол, мундир, китель, куртка, доломан, ментик, панталоны, рейтузы, чакчиры и др.); головные уборы (шляпа, каска, кивер, различные шапки, пилотка, берет, фуражка); форменная рубашка, шарф (элемент офицерской формы, носившейся через плечо или на талии, обычно с кистями), галстук, перчатки, обувь (сапоги, ботфорты, туфли, ботинки, а также гетры, штиблеты и проч.); снаряжение (ранец, сума, подсумок, лядунка, портупея, ташка, перевязь, трость) и др. Внешний вид этих предметов определялся регламентирующими документами. В то же время при изготовлении на местах тех или иных предметов обмундирования не всегда копировались образцы, иногда допускались существенные отклонения. Известны случаи, когда тулья киверов образца 1807 г. русских пехотных полков обкладывалась тёмно-зелёным сукном, что противоречило установленным нормам.

Для истории украинского обмундирования реальные предметы (и фотодокументы) имеют особое значение, поскольку в условиях гражданской войны были неизбежны многочисленные отклонения от утверждённых образцов, а кроме того, во многих частях и отрядах использовались обмундирование собственной разработки.

Обязательным элементом одежды является система знаков различия военнослужащих по категориям, рангам, званиям. Например, в регулярной русской армии Петра I форма офицеров отличалась от формы нижних чинов золотым галуном, нашитым по бортам кафтана и камзола, по краям обшлагов и карманных клапанов, особыми нагрудными знаками, трёхцветным шарфом с серебряными, золотыми или шёлковыми кистями, плюмажём из перьев на шляпах. В 1807 г. для офицерского состава были введены эполеты, на которых спустя двадцать лет появились звёздочки для определения званий.

В войсках УНР и Украинской державы особые знаки различия вводились в январе 1918 г. (нарукавные галунные нашивки по чину-должности), в июне 1918 г. (обычные и походные погоны с тесьмой и звёздами по рангу, несколько напоминающие германские и российские образцы), в марте 1920 г. (нашивки на вороте с комбинацией галунов и звёзд по рангу).  В УГА (армии ЗУНР) отличия в виде галунных нарукавных нашивок по «степени» были введены в апреле 1919 г.

В Рабочее-Крестьянской Красной Армии первые знаки различия (по должности) в виде нарукавных нашивок из алого сукна были введены 16 января 1919 г.

Центром работы с предметами военного обмундирования в бывшем СССР являлся Музей военной формы одежды русской, советской и иностранных армий при Министерстве обороны СССР, созданный 23 февраля 1959 г.Основу его экспозиции и коллекции, насчитывающей более 10 тыс. предметов обмундирования и снаряжения армий различных государств с XVII в. до наших дней, составил бывший Интендантский музей, основанный в 1868 г. в Петербурге. Коллекция последнего включала все утверждённые образцы военной одежды, а также предметы армейского быта, которым снабжались войска с момента организации регулярных вооружённых сил Российского государства, т. е. с начала XVIII в.

Значительную группу источников по униформированию составляют произведения живописи, иконографии, исторической графики. Особую ценность они имеют тогда, когда отображают современные им события или их авторы являются непосредственными участниками этих событий. Такими источниками по истории военной одежды начала XIX в. являются, например, коллекции эстампов парижского издательского дома Мартине, раскрашенные гравюры Ц. Вейланда, представляющие свидетельства очевидцев относительно стилей и цветов, принятых в различных контингентах наполеоновской армии в 1807-1812 гг., работы участника кампании 1812 г. вюртембергского артиллерийского офицера, графика Фабер дю Фора; немецкого художника-баталиста А. Адама, автора «Живописной картины военного похода от Виллинберга в Пруссии до Москвы в 1812году».

Источником по истории обмундирования русской армии могут быть гравюры Л. Киля (однако их часто используют для иллюстраций в литературе о войне 1812 г., тогда как данная серия изображает русских солдат в мундирах образца 1817 г.), живописные полотна германского художника-баталиста П. Хесса, посвящённые важнейшим событиям войны 1812 г., акварельные зарисовки сцен армейского быта гвардейских полков 30-х годов XIX в. художника П. А. Федотова, живописные работы и зарисовки В. В. Верещагина, Е. К. Макарова, П. О. Ковалевского, А. Н. Попова, В. Д. Поленова, достоверно отображающие обмундирование времён русско-турецкой войны 1877-1878 гг., и др.

Отдельную группу источников составляют мемуары очевидцев событий. Несмотря на свою лапидарность и фрагментарность в освещении обмундирования, они помогают уточнять детали военного костюма и снаряжения, появившиеся в ходе кампаний и зачастую нерегламентированные специальными распоряжениями по армии. В частности, такая  информация содержится во многих воспоминаниях участников кампании 1812 г., «визвольних змагань» 1917-1921 гг.

Исследования по униформоведению нашли отражение в литературе. Особое место среди них занимает «Историческое описание одежды и вооружения российских войск» — многотомный труд, не имеющий аналогов в мировой практике. Начало работе над ним положил рескрипт Николая I 1830 г. Это издание часто описывается под именем редактора и составителя всей серии А. В. Висковатова, хотя он является автором только первого тома. Первые 30 частей труда охватывают историю русской военной одежды с древнейших времён (от древнерусских доспехов) до 1855 г. Помимо пояснительного текста в издание включены 1355 иллюстраций, выполненных известными мастерами под руководством К. Пиратского. Они служат источником по униформоведению для современных исследователей. В целом издание даёт наглядное представление об эволюции организационной структуры российских войск, содержит подробное описание предметов обмундирования, снаряжения и вооружения, в том числе и знамён.

После смерти А. В. Висковатова в 1857 г. работу продолжила редакция российской военной хроники во главе с генерал-лейтенантом В. В. Штейнгелем. Она издавала для внутренних нужд военного ведомства отдельные «тетради», фиксирующие нововведения в области обмундирования и вооружения. 111 таких выпусков включают 705 иллюстраций и данные до 1881 г. В следствии при осуществлении второго издания «Исторического описания…» материал выпусков вошёл в него. Оно было закончено уже в советское время сотрудниками Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи (редактор П. Д. Львовский, автор вступительной статьи Т. И. Воробьёв). Этот труд не утратил своего значения и в наши дни, хотя информация о некоторых деталях обмундирования и вооружения нуждается в уточнении.

До 1903 г. выходили ежегодные выпуски Технического комитета Главного интендантского управления (21 выпуск со 187 рисунками), другие издания, справочные таблицы, правила ношения военной формы и т. д. Среди наиболее известных авторов С. Соваж, Н. С. Невский, В. К. Шенк.

В начале ХХ в. появились первые монографии, в которых предприняты попытки анализа и систематизации в ретроспективном плане основных этапов развития военного костюма, атрибутики и символики русской армии с момента введения единообразной одежды для военнослужащих. Это работы В. Николаева «Исторический очерк о регалиях и знаках отличия русской армии» (СПб., 1898-1902, т. 1-3), Н. Норцова «Эволюция мундира и знамён в русской армии XVIII-XIX веках»(Тамбов, 1916), Г. Габаева «Роспись русским полкам 1812 года» (К., 1912). После Октября 1917 г. о военной форме, вооружении, организации, особенностях строевого обучения и тактики русской армии в различных битвах писали В. В. Звегинцов, Б. Молло и др.

Существовавшие образцы обмундирования русской армии стали основой формы белогвардейских, а также на первом этапе украинских и красноармейских формирований. Особого вида «мундир-жупан» для некоторых категорий военнослужащих (наряду с обмундированием английского кроя для остальных) вводился в гетманской армии. В Украинской Галицкой армии (УГА) был принят образец мундира, разработанный в ходе мировой войны в легионе Украинских сечевых стрельцов.

Первые образцы собственной военной одежды РККА утверждены в январе 1919 г., а с 1922 г. уже вводится единое обмундирование. Его характерными элементами стали рубаха, шаровары, шерстяной или суконный шлем («богатырка», позже – «будёновка»), шинель, петлицы по роду войск, нагрудные «разговоры» и нарукавные цветные клапаны на шинелях и рубахах. Значительные изменения в военной одежде происходили в 20-30 –е годы. Так, в 1935 г. наряду с фуражкой вводятся пилотка, френч, гимнастёрка, двубортная шинель. При установлении персональных воинских званий в 1935 и 1940 г. претерпела изменения форма командного состава. Введение в 1943 г. в Советских Вооружённых Силах формы с пагонами, а в 1945 г. – парадного обмундирования вызвало закономерный интерес к истории военной одежды.

В 1960 г. увидел свет единственный до настоящего времени системный труд О. В. Харитонова, достаточно полно описывающий форму одежды военнослужащих после Октябрьской революции 1917 г. По своей структуре это издание как бы продолжило традиции «Исторического описания…». Подробная характеристика современной формы одежды для военнослужащих дана в официальном издании «Правила ношения военной формы одежды» (М., 1989).

В 1983-1988 гг. издательство «Искусство» выпустило наборы открыток «Русские доспехи Х-XVII веков» (художник В. Семёнов, авторы текста А. Кирпичников и А. Юрасовский) и «Русский военный мундир» (XVIII-XIX вв.; художник В. Семёнов, авторы текста А. В. Юрасовский и В. А. Артамонов), «Русская армия 1812 года» (вып.1-4; авторы аннотаций Н. М. Рогожин, О. К. Пархаев и др.). К данной тематике обращаются и периодические издания, где публикуются специальные циклы статей (журналы «Сценическая техника и технология», «Советский музей» за 1985-1990 гг., «Военно-исторический журнал» за 1989-1991 гг.., а также появившиеся недавно военно-исторические альманахи «Орёл» (Санкт-Петербург) и «Цейхгауз» (Москва).

В 1988 г. увидел свет альбом В. М. Глинки «Русский военный костюм XVIII – начала XX века», включающий обширный очерк истории русской военной одежды с высококачественными иллюстрациями, на которых изображены реальные предметы и произведения живописи.

Перечисленные выше работы по истории российского военного мундира важны также для изучения украинской военной одежды, поскольку освещают обмундирование украинских формирований в составе русской армии XVIII-XIX вв., Черноморского, Бугского, Азовского, Дунайского и других казачьих войск. Материалы по военной одежде украинского казачества, в частности Слободских полков, обнаруживаются и в трудах по истории отдельных кавалерийских частей. Вместе с тем единственными до сих пор специальными разработками по истории украинского обмундирования остаются разрозненные материалы сборников «Календар Червоної Калини», журнала «Літопис Червоної Калини», иллюстрации в «Українській Загальній енциклопедії», «Історії українського війська», изданных в Западной Украине накануне второй мировой войны.

История военной формы одежды и её изучение тесно связаны со многими специальными историческими дисциплинами. Некоторые исследователи высказывались в пользу её включения наряду с гербоведением, эмблематикой, фалеристикой и вексиллологией в состав геральдики, получающей таким образом статус комплексной науки об «информативных знаках», которые как бы представляют общественные структуры в их взаимоотношениях.

Действительно, цветовые сочетания и эмблемы, использовавшиеся в старинных военных формах и сохранившиеся в той или иной мере в современном парадном обмундировании, восходят к цветам и фигурам государственных или династических символов, традиционно изучающимся гербоведением (геральдикой в узком смысле). Существует понятие «кокардных цветов» обмундирования, когда они повторяют цвета национального или государственного флагов, эмблемы государственной принадлежности.

В то же время, отличаясь определённым консерватизмом (ввиду традиций и массовости изготовления предметов обмундирования) и особенностями, связанными с функциональным назначением, военный мундир следует моде и общему стилю гражданской одежды той или иной эпохи. На его эволюцию влияют также экономические возможности государства, национальные традиции костюма и т. д. Однако и сам военный костюм оказывал влияние на гражданскую моду и одежду. Так, в 20-е годы в нашей стране были популярны гимнастёрки, френчи, галифе, будёновки. В Западной Европе черты военного мундира отчётливо проявились в гражданской одежде в 30-40-е годы.

Обмундирование как существенный элемент внешнего облика военнослужащего унаследовало и функцию защитного доспеха. Составная часть военной формы – снаряжение обеспечивало оптимальные приёмы обращения с тем или иным видом оружия. В связи с этим изучение военной одежды должно осуществляться в тесной связи с материалами оружиеведения.

Наконец, как в качестве истории особой знаковой системы, отражающей внутреннюю структуру войск определённого периода, так и в качестве суммы знаний о развитии определённых предметов, состоявших на снабжении армии и обеспечивавших наиболее эффективные действия солдат. а также управление войсками, униформоведение является неотъемлемой частью истории вооружённых сил. Этот подраздел тесно связан с историей военного искусства в целом. Зачастую особенности кроя, отделки и украшений мундира определялись военными успехами того или иного государства, становившегося своего рода законодателем специфической военной моды. Например, в разное время объектом подражания были элементы обмундирования шведской армии времён Густава Адольфа и Карла XII, французской армии Людовика XIV, прусской армии Фридриха II, войск Наполеона I, русской армии первой четверти XIX в.

Поскольку униформоведение имеет суммарные признаки отрасли знания, изучающей определённый вид источников, оно должно быть выделено в качестве отдельной исторической дисциплины, функционирующей в тесной связи с историей вооруженных сил, костюма, геральдики и оружиеведения.

(Специальные исторические дисциплины. — Киев, 1992. — С.263-270)

Похожие статьи

Блок

Блок